Архив

RSS

26.05.2018 | Погода в Сибири

Рейтинг@Mail.ru

Торговля «живым» товаром

Культура, Забmedia.ru, 14.05.2018 13:56:00, просмотров 22, нравится 0

«Войдя в здание, полицмейстер столкнулся с молодой разъярённой женщиной.

- Это что же такое? –- голосила она. - Меня пристав проституткой записал, а я портниха! Я приставу говорю, что я портниха! А он – я вот, мол, сперва тебя в список проституток внесу, а потом проверю, чем ты занимаешься!

- Проверил? - поинтересовался Власков.

- Да он меня бить начал!»

Как жили чины полиции

Этот диалог не из читинской жизни. Он взят из рассказа А. Соболева «Один день из жизни полицмейстера», который был написан по материалам Госархива Пензенской области. Но такой диалог вполне мог произойти в начале XX века и в Чите. И подтверждение тому документы из Госархива Иркутской области, освещающие работу читинской полиции. В то время местные полицейские чиновники, исполнявшие свои служебные обязанности в тяжелейших условиях, не получали ни требуемых социальных гарантий, ни должного денежного вознаграждения. Достаточно сказать, что «средние размеры жалованья сыщиков за полную ежедневных опасностей полицейскую службу не превышали 30 – 45 рублей в месяц». Такая оплата труда была «сопоставима по своему размеру с денежным вознаграждением за спокойную, безопасную и не требовавшую особой квалификации деятельность чернорабочего». Кроме того, в городах сыщикам приходилось отдавать большую часть своего содержания за наём жилья. Ситуация усугублялась малочисленностью полицейских штатов, а постоянный риск превращал полицейскую службу в малопривлекательное занятие. Как итог, использование служебного положения в интересах наживы получило в полицейской среде широкое распространение. В зависимости от особенностей региона и уровня служебного положения полицейские практиковали различные методы получения незаконной прибыли.

Женщины на продажу

В отличие от других регионов Восточной Сибири, имевших свой «опыт», читинские полицейские выбрали свой, особый способ наживы. По этому поводу в одной из своих публикаций иркутянин А. Сысоев в журнале «Сибирская заимка» от 5.10.2014 года писал: «… иная ситуация сложилась в Читинском городском полицейском управлении, где под руководством полицмейстера, титулярного советника Николая Ивановича Балкашина и его помощника губернского секретаря Грудинского практиковалась торговля «живым» товаром»». При этом чиновники городской полиции действовали следующим образом. Они, выполняя требования полицмейстера, с особым рвением проверяли пассажиров железнодорожных составов и посетителей публичных мест. Выявленные при таких проверках молодые девушки, не имевшие «письменных видов» (паспортов), высаживались с поезда и препровождались в полицейскую часть Читы. Туда же доставлялись все женщины, задержанные в пивных лавках, на рынках, гостиницах и других местах. Бывший полицейский надзиратель Скаржинский вспоминал: «Затем появлялись содержатели домов терпимости и осматривали женщин и, убедившись в пригодности, покупали их у полицмейстера Балкашина и полицейского надзирателя Сёмова, причём последние, в случае нежелания женщин поступать в дома терпимости, угрожали им высылкой по этапу и тюрьмой». На страницах читинских газет того времени неоднократно возникали споры о том, нужны ли в городе дома терпимости (лупанарии). В начале 1900-х годов в Чите они располагались в 4 местах. Городская Дума убеждала горожан в целесообразности их существования. Предназначались они в каждой точке для обслуживания клиентов различных категорий: из высшего сословия, японских и китайских граждан, солдат и мастеровых. Заканчивали этот перечень приезжие крестьяне. Вот с хозяевами этих домов терпимости и «работала» местная полиция во главе с полицмейстером Балкашиным.

Доказательства без обвинения

Между тем военный губернатор Забайкальской области под напором жалоб горожан на подобные действия полиции, назначил проверку, чтобы покончить с этим «непотребным промыслом». В этом нехорошем деле было поручено разобраться чиновнику для особых поручений и советнику губернатора по городским делам титулярному советнику Роману Саврасову (в 1906-1914 годах – читинский городской голова). Роман Михайлович установил, что в течение 1903 года читинскими полицейскими были арестованы 201 женщина. 46 из них за год препровождались в арестантское помещение при городской полиции от 3 до 5 раз. Причём практически все женщины задерживались полицейским надзирателем Сёмовым. По воспоминаниям очевидцев тех событий, надзиратель Сёмов «был с женщинами груб до невероятности и смотрел на всех как на бессловесных животных». Проверка, проведенная Саврасовым, выявила и «цены» на «живой» товар. Оказывается, в начале XX века в Чите одна живая женщина продавалась полицейскими содержателям домов терпимости за 50 рублей. Какие же меры были приняты по результатам проверки? По всей видимости – никакие. Несомненно, на рассмотрение военного губернатора были поданы материалы расследования о противоправных действиях полицмейстера и его подчинённых. Скорее всего, они были оставлены без последствий. Если дело и возбуждалось, то было прекращено. Во всяком случае, фамилия одного из фигурантов этого дела – полицейского надзирателя Сёмова – ещё раз вошло в историю читинской полиции.

Загадочный над...

Читать дальше...

Интересно

Честные новости

О системе

Партнеры

Обратная связь

Статистика

Участники

0