Архив

RSS

21.04.2019 | Погода в Сибири

Рейтинг@Mail.ru

«Никогда не сорил деньгами как молодой араб» — последнее слово Лазуткина

Общество, Чита.ru, 20.03.2019 20:09:00, просмотров 84, нравится 0

Судебный процесс по делу о коррупции в забайкальском минздраве приблизился к финальной стадии: прокуратура попросила 13 лет колонии для экс-министра Михаила Лазуткина. Сам бывший чиновник на заседании 20 марта отверг все обвинения. По его версии, следствие пошло по ложному следу, построив свою версию на признательных показаниях других фигурантов дела, которые, как считает Лазуткин, сделали его козлом отпущения. «Чита.Ру» публикует вступительную часть «последнего слова» экс-министра.

Лазуткин находится в читинском СИЗО с ноября 2017 года, куда его доставили после задержания в Хабаровске. Подробно версию обвинения редакция представила в интервью с руководителем первого отдела по расследованию особо важных дел СКР по Забайкальскому краю Сергеем Хомутовым.

«Уважаемый суд, я хочу дать свои пояснения относительно оценки доказательств и обстоятельств данного дела о передаче [мне] взятки. Должен отметить, что законодатель, закладывая ответственность за такое социально опасное деяние, как получение взятки, определил и само понятие взятки, которая не может существовать без объективного доказательства, без предмета взятки.

Судебная практика показывает, что суть разбирательств по статье 290 - это получение ответа на один вопрос, действительно ли изъятый и существующий объект взятки, который участники процесса могут потрогать руками, и который является вещественным доказательством по делу — взятка, а не иной доход обвиняемого. Не ошибается ли обвинение, когда заявляет, что это взятка. Судебная практика показывает, что суды решают этот вопрос только в том случае, если существование объекта взятки не вызывает сомнений: либо лицо задержано при передаче взятки, либо изъяты ценности, либо лицо признало свою вину.

С первого дня задержания я заявлял, что взятку не получал и ничего не знал о коррупции при закупках оборудования в медицинские учреждения Забайкальского края. Я пытался убедить следователя в том, что неслучайно в деле отсутствуют объективные доказательства. Их нет потому, что преступления не было и быть не могло.

Сегодня из материалов дела следует, что предмет взятки у Лазуткина не изъят, материальные ценности у Лазуткина отсутствуют, данные оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ), подтверждающие [момент] передачи взятки отсутствуют, при передаче взятки Лазуткин задержан не был, данные прослушанных переговоров, где Лазуткин бы обсуждал взятку либо её передачу, отсутствуют. В период с 2014 года (до 2016-го, когда он оставил пост министра — ред.) у Лазуткина отсутствует иной доход, кроме заработной платы. В период с 2014 года дорогостоящее имущество Лазуткин не приобретал. В период с 2014 года ипотека, оформленная на Лазуткина, досрочно не выплачена.

Данный перечень объективно доказывает абсурдность предъявленного мне обвинения. Объём моего обвинительного заключения составляет 298 листов, и на всех листах обвинение пытается доказать существование денег при отсутствии ключевых, прямых доказательств.

Уважаемый суд, я говорю об отсутствии доказательств, потому что мы говорим об экономическом преступлении. Причём говорим о суммах, которые я в жизни в руках не держал. Мы говорим о 14,2 миллиона рублей, которые за 3 года [работы министром] никак не отразились на моём уровне жизни. Следствие исследовало все мои банковские счета под микроскопом и не нашло ни одной подозрительной операции.

Я всю жизнь прожил скромно, и жил на одну зарплату. У меня никогда не было ни элитной недвижимости, ни дорогих машин. Я не плавал на дорогих яхтах и не сорил никогда деньгами, как молодой араб. Жил скромно, но достойно.

Конечно, в данной ситуации у меня обострилось чувство справедливости. Я не желаю быть осуждённым, потому что следователь и прокурор плохо выполняют свою работу. Именно поэтому изо всех сил пытаюсь доказать свою невиновность. Я бьюсь за правду.

Мы все видим, что в деле доказательств моей невиновности больше чем доказательств вины. Мы все видим низкое качество и субъективную интерпретацию моей вины, выстроенную на словах, подтвердить которые просто нечем. Всё дело в изобилии напичкано фразами типа «Сорокопуд встречался с Ванюрским наедине», «Фадеев с Лазуткиным были без свидетелей», «Каркуленко потеряла телефон», «техника вышла из строя» и так далее. Доказательства моей невиновности объективные — она доказывается техническими уликами: выписками по банковским счётам, электронной почте, документами с синими печатями. [...] Но прокуратура просто глуха к моим словам!

У меня странная проблема: есть избыток доказательств, опровергающих… вернее, оправдывающих меня, но у меня также избыток людей глухих к моим словам. Именно из-за глухоты людей я так часто говорю об отсутствии прямых доказательств, я говорю о своей невиновности. Взятку не нашли не потому, что её кто-то скрыл — просто её никогда не было. Абсурд полнейший.

[Один из ключевых свидетелей, заключившая сделку со следствием - предприниматель Наталья] Каркуленко могла сказать, что у меня зенитная установка в гараже стоит, и её, конечно, не нашли бы. Но это позволило бы прокурору с серьёзным лицом говорить о том, что я продал уставку какой-нибудь запрещённой в Р...

Читать дальше...

Интересно

Честные новости

О системе

Партнеры

Обратная связь

Статистика

Участники

0