Архив

RSS

22.04.2019 | Погода в Сибири

Рейтинг@Mail.ru

Учитель за решёткой – в обзоре газет

Общество, Чита.ru, 22.03.2019 20:20:00, просмотров 60, нравится 0

Наталья Александрова преподаёт географию убийцам, насильникам и ворам, но получает не больше учителя общеобразовательной школы.

Историю учительницы рассказало «Читинское обозрение». Александрова начала преподавать в исправительных учреждениях в 2000 году, когда ежедневный риск и психологическая нагрузка компенсировались высокими зарплатами. Когда случились «майские указы» Путина, и зарплаты бюджетников начали нехотя расти - как минимум в официальной статистике, - учителя из колоний Забайкальского края оказались на обочине перемен. Александрова призналась, что два десятилетия назад получала примерно те же 30 тысяч рублей - «большие деньги в то время» и среднюю зарплату на сегодняшний день.

По мнению учительницы, краевое минобразования решило стричь всех под одну гребёнку, столкнувшись с необходимостью увеличить расходы на педагогов обычных школ. Преподаватели из колоний просто оказались не важны для статистики.

«Каждый ученик - бомба, которая может взорваться в любой момент. Одно неосторожное слово - и взрыв, поэтому с каждым приходится работать индивидуально. Главное - отложить в сторону «кнут», он точно не поможет. [...] Риск не выйти из класса для учителя колоссальный. Хотя у каждого педагога есть тревожная кнопка, а в коридоре дежурит офицер», - пишет издание.

Школа в застенках

Педагоги работают в опасных условиях. Почему это не отражается на их зарплатах?

На каком калькуляторе был выведен целевой показатель при расчёте зарплат педагогов Краевого центра общего образования? Он сравнял всех: учителей обычной школы и тех, кто спешит с атласом и глобусом к осуждённым.

С одним из педагогов такой школы Натальей Александровой мы смогли поговорить.

Под одну гребёнку

В краевой центр общего образования (находится в ведомстве министерства образования, науки и молодёжной политики края) Наталья Борисовна Александрова пришла работать в 2000 году. Тогда работать здесь считалось престижно - зарплаты были выше, чем у учителей обычной школы. Но ситуация изменилась. Наталья Борисовна объясняет: «Был придуман целевой показатель, когда все зарплаты объединили и поделили на количество учителей. Получилась средняя цифра. Наш показатель выше за счёт «накруток», чем у учителей обычной школы. Что было сделано? Учителям обычной школы оклады прибавили, а нам - нет». Оклад учителя, работающего в зоне, сейчас 7 400 рублей, оклад учителя в дневной школе - 8 650 рублей. А ведь ученики школ, мягко говоря, совершенно разные: обычные дети и осуждённые (воры, насильники, убийцы, есть те, кто болен туберкулёзом).

Педагоги обычных школ приходят на работу, ничем не рискуя, а педагога центра подвергаются риску ежедневно. Утром мы (работники - авт.) кучкой заходим и кучкой выходим. При этом каждого тщательно досматривают, это сложно психологически». Чтобы хоть как-то увеличить свой заработок, Наталья Борисовна взяла подработку - ездит в Шара-Горохон, в колонию особого режима, где отбывают наказание самые опасные преступники, рецидивисты, преподаёт им географию и биологию.

19 лет назад, вспоминает учительница, на этом же месте она получала такую же зарплату (30 тысяч рублей - авт.), «большие деньги в то время», при этом нагрузка была куда меньше.

Где тут справедливость? Обратившись в министерство образования, педагоги центра ушли ни с чем с полностью уверенностью, что их обманывают. В ведомстве настаивали на правильности вычислений.

Ученики - какие они?

Возраст учеников-заключённых от 18 до 30 лет. Все они не имеют аттестатов об общем образовании. Так же, как и дети, посещают школу каждый день, по программе 5-11 классов изучают предметы, сдают экзамены и получают аттестаты. Школы работают при каждой исправительной колонии Забайкалья: в Антипихе, Чите, Нерчинске, Краснокаменске, Шара-Горохоне, Оловянной и т.д. и обеспечены всем необходимым: учительской, классами, школьными досками...

«Я начинала работать в ИК-4. Помню, как пришла первый раз. Всё казалось мне чёрным: атмосфера, лица. Все для меня были на одно лицо. От испуга прижалась к доске, оттарабанила урок. Сейчас другое ощущение: всех по лицам, именам знаешь», - делится Наталья Борисовна.

Домашнее задание ученикам здесь не дают, так как у них нет учебников, интернета. Ранее учебная программа была такой же, как в вечерней школе, и было проще. Теперь обучают по программе дневной школы: преподают физкультуру (только теорию), мировую художественную литературу и даже труды. Педагог сетует, что денег на дополнительную литературу государством почти не выделяется, и несут они знания, выкручиваясь, кто как может.

«Образование заключённым очень нужно. Для меня было шоком, когда я увидела людей, не умеющих в 25 лет читать, писать. Водит пальцем и читает по слогам: «Мама мы-ла pa-му». Все заключённые - люди с тяжёлыми судьбами. Надо быть ещё и психологом. Они рассказывают о себе, приносят письма с воли. Особенно тяжело с детьми, которые начинают рассказывать о своей жизни. В основном, ребёнок обязан такой судьбой пьющим родителям». Поясним, что педагоги центра ранее обучали несовершеннолетних, которые находились в СИЗО, но теперь этих детей перевели на самообразование. Б...

Читать дальше...

Интересно

Честные новости

О системе

Партнеры

Обратная связь

Статистика

Участники

0