Архив

RSS

20.11.2017 | Погода в Сибири

Рейтинг@Mail.ru

Ангелы живут среди нас

Общество, Тува-Онлайн, 08.01.2015 13:54:15, просмотров 270, нравится 0

«Мне посчастливилось встретиться с Натальей Дойдаловной Ажикмаа-Рушевой в январе 2014 го­да. Эта встреча стала для меня настоящим сказочным рождественским подарком, — рассказывает в своем письме в редакцию заведующая историко-краеведческим музеем имени Ю. Аранчина Чыргаландинской средней школы Тес-Хемского района Урана Эртине, — и не только потому, что разговор шел вокруг дочери Натальи Дойдаловны и Николая Констинтиновича — Нади Рушевой, которая является национальным достоянием России. 

Мы, ее земляки, гордимся тем, что линия жизни художницы, так рано ушедшей из жизни, пересекается с жизненными линиями нашего народа.

Родители нежно и трепетно оберегали ее, создавали добрую и творческую обстановку для развития одаренной девочки. Ясный и искренний свет родительской любви заскользил в ее рисунках самым сказочным образом и до сих пор притягивает людей самых разных национальностей во всем мире.

Мама Нади, одна из первых балерин республики, первая солистка легендарного танца «Звенящая нежность», уже ставшего классикой хореографического искусства Тувы, Наталья Дойдаловна, всегда поддерживала в своем семейном гнездышке тепло домашнего очага. Она делала все, чтобы у мужа и дочери было как можно больше свободного времени для творчества. Не случайно и Наденьку отличали сдержанность, скромность, поразительное трудолюбие. Наталья Дойдаловна и Николай Константинович, как творцы — скульпторы, буквально выпестовывали и ваяли талант и характер своей дочери.

17 лет счастливого брака пролетели, как вспоминает сейчас Наталья Дайдаловна, словно одно мгновение. 6 марта 1969 года внезапная кончина любимой дочери от инсульта по причине скрытого аневризма сосудов головного мозга разделила жизнь и судьбы семьи на две половинки. В первой — творческий полет и счастливое семейное гнездышко, во второй — скорбь, печаль, звенящая тишина, великое смирение перед неизбежностью, и еще вопрос — почему? Но Вселенная еще ни кому не открывала тайны жизни и смерти, эти вопросы остаются для человечества неразрешимой загадкой.

Дочь осталась жить в их памяти и в своих удивительных работах. Природа подарила людям это свойство души с умением и способностью хранить и воспроизводить в сознании прежние впечатления. Память и давала силы жить.

Все нарисованное и написанное дочерью, все ее вещи и предметы, которых она касалась своими руками, стали для них святыней.

…И вот наша встреча. Старенькая балерина рассказывает: «Когда мы переехали в Москву, передо мной встал выбор — карьера, или семья». Наталья Дойдаловна смешно произносит слова «каструли», «хуватит- хватить»…

Из ее рассказа я поняла, что после возвращения из Тувы Анатолий Васильевич Шатин возглавил, в первый раз в истории ГИТИСа, балетмейстерский курс, и сразу же предложил ей продолжить обучение на этом курсе. Но Наталья Дойдаловна, представив, как Надя будет приходить из школы и есть холодную еду, категорически отказалась учиться. Анатолий Васильевич отмечал, что с первых уроков среди учеников выделялась способностью к балету именно Ажикмаа. Ее тонкая фигура с лебединой шеей, «поющими», как говорил он, руками, широкий шаг и высокие прыжки свидетельствовали о хороших задатках танцовщицы балета. Шатин предрекал ей судьбу примы, однако Наталья Дойдаловна осталась при своем мнении.

Но дома она не сидела. Рассказывает, что пошла работать фотолаборантом на Шабаловку, которая находилась рядом с их домом.

— Надя после уроков каждый раз останавливалась возле окна и звала меня: «Мама!». Наша фотолаборатория находилась в полуподвальном помещении», — вспоминает она.

Зайдя в квартиру Натальи Дойдаловны, я попала в настоящий музей поздравлений, рисунков, подарков, вещей, которыми пользовалась Надя. Время здесь остановилось в точке, когда юная художница ушла из жизни. Этот же стол, где она рисовала, книги, которые она читала… Фотографируя вазу, где стояли кисточки разных размеров, длины и толщины, я спросила е: «Это кисточки Нади?» И ответ матери удивил феноменальной памятью: «Их одиннадцать?».

Я пересчитала: да, кисточек было 11. Она отлично помнит, что и где лежит. Правило этого дома — ни один человек не должен переставлять вещи, каждая по-прежнему имеет свое постоянное место.

В один из дней она меня снова ошарашивает: «Пойдем в комнату Наденьки, будем разбирать бумаги».

Я спрашиваю: «В вашу спальню?». Наталья Дойдаловна теперь спит в той комнате, которая служила Наде и спальней, и рабочей комнатой. Но мне дают рассерженно понять, что эта комната до сих пор остается только комнатой Нади. Все это время я ее расспрашивала о самых разных вещах, связанных, конечно, с ней самой и дочерью. Она терпеливо отвечала. Сколько ей лет? Ей мммм… лет, и мы обе громко смеемся. Во время чаепития я увидела красивую ложку для сахара. Ложка была сделана в форме морской раковины, вдоль небольших углублений которой шел ряд маленьких дырочек. И снова звучит вопрос — пользовалась ли этой необычной лож...

Читать дальше...

Интересно

Честные новости

О системе

Партнеры

Обратная связь

Статистика

Участники

0