Архив

RSS

18.11.2019 | Погода в Сибири

Рейтинг@Mail.ru

Загадочный Аркус или первая жертва атамана Семёнова

Человек и общество, Чита.ru, 04.10.2019 11:16:00, просмотров 10, нравится 0

Режим атамана Григория Семёнова даже белые считали кровавым. И действительно тысячи его противников, а иногда и просто случайных людей, стали жертвами семёновщины. Но при этом сам атаман запомнил только одну свою жертву. Во всяком случае в своих мемуарах «О себе» он вспомнил только об одном человеке, который был казнён по его приказу. Почему?

Возможно, потому, что именно этот человек открыл длинный список казнённых. А, может, потому, что казнить этого человека он приказал лично. Других его сподвижники казнили по своему усмотрению. Про тех, кто погиб в боевых действиях, речи нет. Интересно, что о большинстве боёв 1918 – 1920 годов атаман в своих воспоминаниях не написал. Или была какая-то ещё причина. Мне же интересно другое. Атаман его не забыл. А вот соратники и потомки в советские времена - забыли. И это тоже загадка.

«О себе» и об Аркусе

В 1917 году в столице Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) Харбине сложилось не двоевластие, как в большинстве регионов России, а троевластие: Комитет общественной безопасности (КОБ), в котором верховодили кадеты, Совет рабочих и солдатских депутатов, которым руководили большевики, а также управляющий КВЖД генерал-лейтенант Дмитрий Хорват.

Большевистский комитет возглавлял прапорщик Мартемьян Рютин. В него входили Борис Славин, Абрам Майофис, другие их соратники, а также Аркус. Вскоре после октября 1917 года большевики Харбина устроили свою маленькую революцию. Генерала Хорвата отстранили от должности. Место управляющего КВЖД занял большевик Славин.

Но Хорват не собирался просто так сдаваться. Он провёл переговоры с китайцами, и в декабре в Харбине при поддержке войск генерала Чжан Цзолиня вновь забрал власть в свои руки. Руководители большевиков бежали в Иркутск.

Вот что писал в своих мемуарах Григорий Семёнов: «В первых числах декабря 1917 года я получил телеграмму от харбинского полицмейстера г. фон Арнольда, в которой он просил задержать Аркуса, назначенного на место Хорвата и выехавшего в Иркутск за инструкциями. По прибытии в Даурию поезда, в котором ехал Аркус, я арестовал его, имея намерение продержать его у себя неделю или две, чтобы лишить его возможности попасть в Иркутск, о чём мною и было ему заявлено при аресте».

А далее Григорий Михайлович не то оправдывал, не то объяснял своё решение казнить этого деятеля: «Но Аркус с самого момента ареста стал держать себя в высшей степени возмутительно. Он начал ругать непозволительными словами и меня лично, и всё офицерство, угрожал расправой чинам, производившим его арест, и пытался обратиться с зажигательной речью к солдатской массе, собравшейся на вокзале.

Всё это привело к тому, что я тут же на станции нарядил военно-полевой суд, который приговорил Аркуса к смерти, тем более что в его багаже нами были найдены документы, свидетельствовавшие о том, что Аркус принял меры для согласования с китайским командованием вопроса о замене Хорвата и об аресте меня.

С этими документами, которые должны были, по моему мнению, открыть глаза Д. Л. Хорвату на истинное положение дела и заставить его согласиться на предложенный мною выход — формирование добровольческих отрядов для охраны линии дороги - я после казни Аркуса решил больше не откладывать своей поездки в Харбин и 18 декабря 1917 года прибыл на станцию Маньчжурия, где обстоятельства снова заставили меня задержаться».

Прочитав впервые 20 лет назад (в моей библиотеке книга «О себе», изданная в России в 1999 году) этот фрагмент, пытался узнать, а кем же был этот Аркус. Тем более, что это имя очень уж было похоже на псевдоним. И только недавно появилась-таки хоть какая-то новая информация об этом загадочном Аркусе.

«Обжёгший крылышки»

В 2018 году в России впервые была издана книга голландского военного журналиста Лодевейка Грондейса «Война в России и Сибири», впервые опубликованная в Париже в 1922 году.

Так уж получилось, что он в январе 1919 года, то есть через год после прошедших событий, оказался в Харбине, где утвердилась власть генерала Дмитрия Хорвата, создавшего там территорию, которую многие эмигранты и те, кто туда стремился попасть называли «благословенной Хорватией».

И вся информация этого свидетеля была получена из «вторых рук». Он писал, что среди большевиков Харбина преобладали евреи. «Обойдённые царским режимом, они, - отмечал голландец, - опьянели от неожиданных перемен и надежд на возмездие, но всерьёз обожгли себе крылышки». И среди таковых был и загадочный Аркус.

«Пример тому, - писал спустя всего четыре несколько лет этот журналист, - Аркус, молоденький аптекарь из Харбина (эта информация раньше не встречалась – авт.), не слишком умный, малодушный, но живой и обаятельный». Лодевейк Грондейс его не знал, Аркус к тому времени был уже в ином мире, а потому судил о нём по словам харбинских собеседников.

«Некому неизвестный, он вышел на первые роли, когда в Харбине появились большевики.

Солдаты обратили на него внимание, им понравилась его «преданность свободе», красноречие, решительность, честолюбие, ненависть к царизму. Единоверцев (т.е. евреев – авт.) он смущал бурным характером и опрометчивостью. Но он нашёл, куда приложить свои силы.

Революционный комитет в Китае (т.е. Со...

Читать дальше...

Интересно

Честные новости

О системе

Партнеры

Обратная связь

Статистика

Участники

0