Архив

RSS

23.10.2017 | Погода в Сибири

Рейтинг@Mail.ru

Главная: Мы это знали!

Общество, Tomsk.ru, 22.06.2016 22:30:00, просмотров 89, нравится 0

Сегодня, в годовщину начала Великой Отечественной войны, в федеральной газете "Советская Россия" вышла статья депутата томской областной думы Льва Пичурина. По разрешению автора мы публикуем ее и у нас, на портале Tomsk.ru.

Лето 1941 года

Как все мы, деревенские мальчишки и девчонки, были счастливы в начале лета 1941 года, особенно в воскресенье, 22 июня! Еще бы! В пятницу сдали последний экзамен, в субботу нам вручили табели о переводе в следующий класс. Для тех, кто не совсем понял сказанное, подчеркну, что Наркомпрос тогда еще не придумал ЕГЭ, но зато в четвертых-девятых классах существовали переводные экзамены. Я до сих пор убежден, что они служили укреплению и систематизации наших знаний, дисциплинировали нас, делали окончание любого класса торжественной и полной глубокого смысла церемонией. А шутка из фильма о приключениях Шурика "Экзамен для меня — всегда праздник, профессор!" в те годы для многих была близка к истине.

Все! Ура! Мы — семиклассники, почти взрослые, но еще дети! Со взрослыми на покос, потом — ягоды, грибы, орехи, чудный песчаный остров на Каме и, конечно, рыбалка. Самая простая — ловить на удочку щеклею, так, по-уральски называют "несерьезную", но вкусную уклейку, отлично ловившуюся на муху. А этого добра в селе было много. Вечером наловил полную спичечную коробку наживки, приготовил приикорм, на рассвете — вперед! Никаких проблем у меня не было, и я не подозревал, что вернусь в другую страну, да и вся наша жизнь расколется на две части, первую — до войны, вторую — "Вставай, страна огромная…". Детство кончилось.

* * *

…Было воскресенье, но у райвоенкомата стояла толпа мужиков, хотя никто еще не получил повестки. Стояли наши старшеклассники, стояли те, кто успел отслужить действительную, стояли участники "ерманьской", стояли те, кто с гордостью говорил "я у самого Азина служил!", стояли и те, кто служил в дивизии генерал-майора Эскина у Колчака. Нет, многих деталей прошлой жизни и службы наших колхозников я тогда не знал, но видел, что красные стоят вместе с бывшими белыми в общей очереди, что они вместе идут защищать общую Родину. Много позднее я понял, что именно 22 июня 1941 года в СССР закончилась Гражданская война.

Женщины плакали, понимая, хотя, наверное, не в полную меру, что ждет их самих, что ждет их мужей и детей. А мы смотрели карты в учебнике географии, прикидывали расстояние от Бреста до Берлина через "Об­ласть государственных интересов Германии" (никакой Польши на карте не было), делили его на скорость движения наших танков, кавалерии и пехоты, вводили поправки на восстание революционного германского пролетариата, воспитанного Эрнстом Тельманом, и сожалели, что, быть может, десятиклассники еще и примут участие в разгроме фашизма, ну, а тем, кто перешел всего-то в девятый, восьмой, или, тем более, в седьмой класс, этой чести не достанется. Мы не знали, что даже некоторые наши одноклассники, родившиеся не в 1927-1928, а в 1926 году, получат не почет и славу, а пули и осколки, и что жить моему соседу по парте осталось два года.

* * *

Было ясно — мужчин этим летом в колхозе не будет. Работать придется нам. Заготовка кормов… Уборка зерновых… Сдача зерна государству… Вообще-то в стандартный мешок входит 80 килограммов пшеницы или ржи, ячменя побольше, но мы насыпали по 40, на такой вес у меня тогда хватало сил. А вот по-настоящему крепко затянуть супонь, запрягая плохонькую колхозную лошадь (хорошие понадобились армии), я долго не мог, даже упираясь ногой в клещ хомута… Дровами школу мы обеспечивали сами, до сих пор помню, как отчаянно скакала наша лошадка, когда за нашими санями, груженными дровами, погнались волки. Поздним вечером их глаза казались мне яркими фонариками, было жутковато. Выскочили на заледеневшую Каму, хищники отстали. А дров все равно не хватало, в школе была настоящая холодища.

* * *

Радио приносило невеселые новости. Города вроде бы и не сдавали, только вдруг Смоленское направление сменилось Вяземским, а там уже и Можайским. Географии нас прекрасно учила Ольга Петровна Мышкина, бестужевка, лучшая из всех моих учителей, и мы понимали, что "Можайское" означает "Московское". Но мы верили в перемены к лучшему.

И они были! Ельня! Дело прошлое, я не помню всех подробностей, залитых морем фальсификаций. Конечно, с военной точки зрения это был скромный успех наших войск. Но они наступали! Они освободили кусочек нашей территории, они взяли трофеи и пленных. Фашистов можно бить! Агитационно-пропагандистский результат Ельни был огромным, а появление в РККА гвардейских частей и соединений рождало большие надежды. Нет, еще не праздник, однако…

Одержанная через несколько месяцев победа под Москвой больше всего запомнилась фамилиями тех, кто и потом оставался очень уж заметным, или сразу оставил о себе особую память. Леонид Говоров, Лев Доватор, Андрей Еременко, Михаил Ефремов, Георгий Жуков, Иван Конев, Дмитрий Лелюшенко и, конечно, Константин Рокоссовский ("Мама, неужели это тот самый комбриг, у которого служил дядя Женя?")

* * *

Для школьников нашего села эти дни памятны с...

Читать дальше...

Интересно

Честные новости

О системе

Партнеры

Обратная связь

Статистика

Участники

1