Архив

RSS

08.03.2021 | Погода в Сибири

Рейтинг@Mail.ru

Человек с фонарем

Общество, Информ-полис, 03.07.2015 12:08:15, просмотров 160, нравится 0

Автору рассказа «Человек с фонарем», занявшего второе место в номинации «Триллер» (Мистика) литературного конкурса «Новая проза», всего... 18 летАрюна Итигилова – студентка филиала Московского государственного лингвистического университета в городе Иркутске. «Я начала писать еще в пять лет, - говорит она. – Но никакие журналистские и подобные кружки не посещала. Пытаюсь развиваться сама. Писала и пишу для себя, и в основном рассказы, чем стихи. Первые пробы никто не читал, но как только я набралась уверенности, нашла нужные сайты для публикации...». Несмотря на столь юный возраст, Арюна успела принять участие в нескольких творческих конкурсах и завоевать призовые места. Испытала свои силы и в конкурсе любительского короткометражного кино SHORTы, организатором которого выступили правительство Иркутской области, Фонд поддержки проектов «БАБР» и кинотеатр «Художественный». Фильм Арюны Итигиловой «Прощай», в котором она выступила и как режиссер, и как оператор, выиграл в номинациях «Лучшая женская роль» и «Приз читательских симпатий». «Люди прощаются каждый день, но никто не успевает сказать самое важное, последнее «прощай» - главная мораль короткометражной картины. По словам Арюны, для саморазвития она старается брать сложные темы вроде внутренних переживаний, самоанализа главного героя, его мир сомнений. Увлекается фанфиками, в основном в жанре фантастики. Человек с фонаремВ детстве старший брат часто рассказывал мне на ночь страшные истории. Мы сидели под одеялом, он включал фонарик и подсвечивал свое лицо снизу, отчего тени на него ложились странно и неестественно. Истории свои он мог рассказывать бесконечно, и я могла слушать его бесконечно, но рано или поздно под одеялом становилось очень душно, нечем дышать, а сердце почти выпрыгивало из груди... Тогда я, скомкав в руке ткань одеяла, скидывала его с нас. Так наступало освобождение. Брат никогда ничего не боялся, а я боялась всего. В конце концов, я всегда первой скидывала одеяло. Но при этом любопытства во мне было гораздо больше, и поэтому брат умело использовал это, стремясь разогнать мои страхи. Его истории были неожиданными и очень интересными, страшные герои, вроде призраков, появлялись постепенно и с каждым эпизодом становились все ближе и ближе. Потом он снижал обороты, и призраки отходили на задний план, и так продолжалось бесконечно. Я выучила наизусть расписание их появления и всегда знала, что в следующий раз будет еще страшнее, но что-то заставляло меня желать продолжения. Два или три раза я до конца выдерживала рассказы из разряда «крайняя стадия». Однако, как бы брат ни старался, он ничего не мог поделать с моей впечатлительностью. Я была впечатлительна слишком. Даже для своего возраста. Где-то лет в пять, когда мы еще жили в пригороде Улан-Удэ, ночью в мое окошко постучался знакомый со двора, Кирилл, мой ровесник. Стараясь не разбудить брата, я открыла форточку, а он заговорщически прошептал: – В лесу появились светлячки. Пошли, посмотрим! Я натянула поверх пижамы свой детский комбинезончик и осторожно выкралась из дома. Потом мы потерялись. Я не помню, как мы потеряли и друг друга, но три часа одиночества в лесу глубоко запечатались в моей памяти. После того случая я боялась всего еще больше. Когда брат уехал учиться, я уже была в одиннадцатом классе. На прощание он оставил мне фонарик – не тот, каким мы пользовались, а миниатюрнее, вроде сувенира, и сказал, вложив его мне в руку: «Даже фонарик легко разгонит тьму. Помни про одеяло. Ты боишься ровно столько, сколько сама хочешь этого». Он поцеловал меня в лоб и исчез в дверях. После него подобных страшных историй мне больше никто не рассказывал. Моя подруга, я называла ее Аврора – это было прозвище, пыталась сотворить нечто подобное, но безуспешно. – Да, никто не сможет сравниться с твоим братом, – сказала она, поедая мороженое. Мы гуляли по площади Советов, и я как раз вспоминала брата. – Очень глубокомысленно звучит в твоих устах, – отозвалась я, указывая на следы мороженого возле уголков ее губ. – Эй, это не меняет смысла! – парировала Аврора, вытираясь салфеткой. – Обстоятельства вообще не имеют значения. Мне хотелось возразить, но я не стала упорствовать. – Сколько там осталось времени? – спросила я вместо этого. – М-м-м, – протянула она, вытаскивая телефон, – два часа до условленного. – Наконец-то, – выдохнула я, – уже устала бродить по площади. Поехали уже к Оле. Пока доедем до Южлага, как раз уже все подъедут. – Постой, я должна доесть мороженое, – Аврора вытянула руку, преградив тем самым путь, и я закатила глаза. – Я помню про него. Мы втиснулись в переполненный пятьдесят девятый и позвонили Оле, сообщив, что уже сели. Дорога предстояла за город, в Южлаг, и мы, как могли, разместились в тесном автобусе. Но остановились рано – на переезде маршрутка вдруг затормозила и дальше не поехала. Пассажиры начали оглядываться и нервничать. – В чем дело? – спросила какая-то женщина в шляпе. В салоне воцарилась тишина. Все взгляды пассажиров были обращены на водителя, который, выругавшись, развернулся к нам. – Машина дальше не поедет. Технические неполадки. Ограничившись этим, он повернулся обратно, продолжая...

Читать дальше...

О системе

Партнеры

Обратная связь

Статистика

Участники

0